Міністерство закордонних справ України

3, Київ 23:56

Глава МИД Украины: Встреча лидеров "Нормандской четверки" может состояться для согласования "дорожной карты" выполнения Минска, общего видения документа пока нет

12 серпня 2016, 23:33

Эксклюзивное интервью министра иностранных дел Украины Павла Климкина агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Президент России заявил, что не видит смысла в ближайшее время проводить встречу в "Нормандском формате" из-за якобы провокаций украинской стороны в Крыму. Однако раньше звучала информация, что такая встреча может состояться на полях G-20 в Китае. Исходя из этого, когда могут состояться такие переговоры или их в ближайшее время не будет?

Ответ: Китай - это была только одна из идей по поводу временных рамок. Но были и другие, поскольку встреча должна быть ориентирована на реальный весомый результат. Для нас реальный результат – это четкая логика выполнения Минских соглашений, которая связана с двумя вещами. Первое – это последовательность, а второе - это гарантии. Ведь сейчас у нас фундаментальное отличие в видении Минска с Россией. Мы видим Минск как путь к тому, чтобы Россия физически оставила Донбасс, прекратила его оккупацию, передала контроль международному сообществу для того, чтобы реально продвигаться на пути к укреплению безопасности.

Конечно же, никто не наивен настолько, чтобы считать, что Россия перестанет влиять на Донбасс на этапе подготовки к выборам, но речь идет о том, чтобы, как минимум, физически вывести российские войска, вооружение или полностью поставить его под контроль вооруженному компоненту международного сообщества, и конечно, достичь доступа ОБСЕ ко всей территории Донбасса. Я подчеркиваю: контроль всей территории Донбасса, как это определено мандатом ОБСЕ, включая неконтролируемый участок украинско-российской границы. Речь идет о размещении баз ОБСЕ недалеко от границы по согласованному географическому расположению. ОБСЕ к этому готова. Мы хотим разместить как минимум 9 баз вдоль границы, также соответствующие средства видеонаблюдения, включая инфракрасные приборы, которые будут отслеживать ситуацию в том числе ночью. И эти средства должны быть размещены на всех участках, где есть риск поставок вооружений и переброски войск и наемников, на дорогах и железнодорожных путях. И, конечно, нам нужны представители ОБСЕ с нашей стороны границы во всех пунктах пропуска на неконтролируемом участке границы.

Это абсолютный минимум того, что нужно достичь для прогресса в сфере безопасности. И, конечно, критичным является согласование мандата и развертывание вооруженной полицейской миссии ОБСЕ.

А российская логика сегодня заключается в том, чтобы ничего не делать в сфере безопасности. При этом Россия пытается обвинять Украину в нежелании продвигаться в политическом измерении, стремясь законсервировать статус-кво и фактически таким образом получить квази-легитимизацию российского протектората. И через этот протекторат далее раскручивать ситуацию и дестабилизировать Украину. Сейчас такие действия направлены на осознанное истощение наших ресурсов, а потом на этой основе будет продвигаться идея федерализации Украины так, как ее видят в Москве.

То есть еще раз - такая встреча возможна при условии, что нам удастся согласовать в целом логику дорожной карты выполнения Минска, может быть, за исключение одного-двух вопросов, которые нужно решать на уровне лидеров.

Вопрос: А проект такой "дорожной карты" уже есть?

Ответ: Мы обсуждаем разные варианты. Логика Минска заключается в том, что сначала мы должны достичь определяющих условий безопасности на основе эффективного контроля со стороны международного сообщества. В любом случае, свободные и честные выборы возможны только при условии стабильного пространства безопасности. Совершенно очевидно, что принятие закона возможно только после кардинального прогресса в сфере безопасности, включая как неотъемлемое условие мониторинг украинско-российской границы со стороны ОБСЕ. А фиксация даты выборов могла бы происходить исключительно на основе полной уверенности, подкрепленной выводами миссии бюро БДИПЧ ОБСЕ, в отношении наличия стабильной безопасности и всех условий соответствия выборов критериям ОБСЕ. Именно так я вижу вопрос последовательности и гарантий. Иначе это будет попытка законсервировать то, что есть сейчас.

Вопрос: Согласны ли Вы с мнением, что минский процесс ждет результатов выборов в США?

Ответ: Нет, я не могу с этим согласиться. Хотя все мы понимаем, что для Росси критически важны отношения с США по широкому кругу вопросов. Поэтому то, что происходит сегодня, включая нежелание выполнять какие-либо аспекты минских договоренностей в сфере безопасности, конечно, можно интерпретировать как игру на затягивание с одновременным поднятием ставок. Под поднятием ставок я имею ввиду продолжающуюся чрезвычайно сложную ситуацию в сфере безопасности и попытки дестабилизации Украины изнутри. Хотя, с другой стороны, и для России сегодня это игра с целым рядом неизвестных.

Вопрос: Продолжая тему разработки "дорожной карты" по выполнению Минских соглашений, Россия присоединилась к обсуждению этого документа?

Ответ: По поводу того, начали ли мы саму логику обсуждения. Да. Достигли ли мы какого-либо реального прогресса? Пока, к сожалению, нет.

Вопрос: Главы МИД "Нормандского формата" могут встретиться уже в августе?

Ответ: Эта встреча возможна, когда мы будем готовы выйти на конкретный результат. Вы же знаете, что 1 сентября в Потсдаме Штайнмайер организовывает неофициальную министерскую встречу ОБСЕ. Будет ли там Лавров, пока неизвестно. То есть пока формальная встреча не планируется. Для того, чтобы встречаться, нам нужно иметь несколько вопросов, по которым мы должны провести или глубокую дискуссию, или принять какие-то решения. Наша логика такая: есть временные рамки и есть гарантии того, что конкретные шаги будут выполнены, и дальше следовать этой логике.

Вопрос: Обсуждается ли в "Нормандском формате" проект закона о выборах на Донбассе?

Ответ: Как мы можем сейчас обсуждать проект закона? То, что мы сейчас обсуждаем – это фактически, что означает проведение честных и свободных выборов, что значит выполнение критериев ОБСЕ. Кроме того, мы прекрасно понимаем, что есть принципиальные особенности: огромное количество людей были вынуждены покинуть Донбасс, есть проблемы за пределами линии, обозначенной 19 сентября. Например, что с Дебальцево? Там выборов быть не должно – а что же там будет? То есть и ряд специфических вопросов, которые, безусловно, нужно обсуждать. Но сейчас мы обсуждаем подходы, концепцию.

Вопрос: А насколько продвинулся вопрос введения на Донбасс вооруженной миссии ОБСЕ?

Ответ: Мы практически каждый день пытаемся на венской площадке этот вопрос продвигать. Нам помогает немецкое председательство в ОБСЕ. Проблема заключается в том, что у России есть шансы влиять на этот вопрос не только на этапе обсуждения, но и на этапе его принятии. Ведь решение принимается консенсусом. В результате не только Россия, но и кто-то другой может влиять на обсуждение и таким образом, могут создаваться дополнительные препятствия. В конце июля состоялся последний раунд таких консультаций в Вене, но сегодня мы не видим желания России фактически развернуть эффективную полномасштабную вооруженную полицейскую миссию таким образом, чтобы она реально контролировала ситуацию с безопасностью и с точки зрения подготовки к выборам, и с точки зрения содействия СММ ОБСЕ.

Есть очень простой вопрос: я всегда настаиваю на том, что отведенное тяжелое вооружение надо хранить на российской территории вдоль границы. Тогда его и охранять не нужно, пусть его охраняют российские войска. Все равно оно все российское. Откуда пришло – туда и должно уйти. Если частично оружие, неважно, легкое или тяжелое, остается на территории Донбасса, оно должно быть под международным вооруженным контролем. Иначе у нас нет никакой гарантии, что на этапе выборов или после них оно не сможет быть снова использовано.

Именно поэтому нам и нужен серьезный вооруженный компонент. И чем дальше мы откладываем создание этого компонента, тем дальше мы откладываем достижение реальных результатов с точки зрения реализации "дорожной карты". Поэтому, когда мы говорим о последовательности шагов, я всегда говорю: нам нужно согласовать мандат этой вооруженной полицейской миссии и начать ее развертывание как можно скорее уже на первом этапе.

Вопрос: Правильно ли мы понимаем, что Минские соглашения действуют до конца текущего года и их нужно продлить на 2017 год?

Ответ: Дело не в сроках, а в том, что их нужно выполнить. Когда Минские соглашения подписывались, у нас и у немецких и французских партнеров было четкое понимание, что сначала - прекращение огня, которое Россия отодвигала из-за событий в Дебальцево, потом – другие шаги в сфере безопасности, а далее – следующие шаги в сфере урегулирования. То есть у всех была единая логика, кроме России, - прекратить стрелять, допустить ОБСЕ контролировать ситуацию, освободить заложников и потом двигаться дальше. Ключевой задачей остается вместе с нашими партнерами заставить Россию выполнить эту логику.

Вопрос: Видите ли Вы перспективы формата G5+Ukraine?

Ответ: Этот формат уже собирался на саммите НАТО в Ньюпорте. Я считаю, что это был очень глубокий разговор, и по содержанию, и по атмосфере. Если вы посмотрите, то сейчас "Нормандский формат" и усилия США функционируют очень скоординированно. И когда начинаются дискуссии относительно изменения формата – возвращения к Будапештскому, Женевскому или другому, то нужно понимать, что реально G5 сегодня и есть общий формат поддержки Украины и координации соответствующих усилий.

Вопрос: Сейчас всех интересует тема будущего украинско-польских отношений. Считаете ли Вы, что визит президента Дуды и та совместная с президентом Украины декларация, которая готовится во время визита, сможет поставить точку в осложнении двусторонних отношений из-за исторических событий?

Ответ: Окончательную точку, возможно, нет, но эта декларация будет иметь исключительную важность. Во-первых, мы не должны бояться признать историческую правду такой, какая она есть. С другой стороны, нам нужно быть ответственными и не играться с политическими оценками там, где необходимо моральное осмысление. Говоря о Волынской трагедии, многие вспоминают слова Иоанна Павла ІІ, приводя различные его цитаты. Мне на ум приходит одна, но очень короткая – "Non abbiate paura" (не бойтесь). Не бойтесь делать то, что является частью вашего морального долга, а не политического позиционирования. Я всегда буду помнить, как Борис Климчук, бывший глава Волынской ОГА, дед которого погиб во время волынской трагедии, аплодировал словам бывшего президента Польши Коморовского о примирении, а по его щекам катились слезы. Нам есть кого брать в пример.

Поэтому я придаю огромное значение этой декларации и визиту Дуды. Мы кстати его попросили выступить совместно с президентом на совещании послов 24 августа. И это очень символично.

Вопрос: Какие Вы видите шансы того, что ЕС и далее продлит санкции против России?

Ответ: Я считаю, что ЕС должен применять все рычаги, которые находятся в его распоряжении, а не только санкции. Европу не нужно идеализировать. В Европе есть люди, которые цинично относятся к своим бизнес-перспективам, есть люди, которых Россия пытается купить, есть люди, которые иррационально боятся того, что происходит, и считают, что Россия может помочь в борьбе с терроризмом. И не забывайте, что Россия также последовательно ведет гибридную войну и против Европейского Союза. Сильный ЕС ей, конечно, не нужен. Но в Европе очень многие понимают, что происходящее в Украине – это не только процесс окончательного отказа от постсоветской модели. На самом деле это фундаментальный конфликт между миром свободы и миром несвободы, миром уважения к человеку и его правам и миром, в котором все это отсутствует. И Россия пытается показать всем, что ограничение свободы способно содействовать стабильности и укреплению безопасности. Это никогда не будет работать, и абсолютное большинство политиков это четко понимают.

Европа сегодня сталкивается одновременно с несколькими вызовами – кризис беженцев, теракты, Brexit. И Европе сегодня нужны политики, которые не будут рассказывать своим гражданам мифы про способность оставить все так, как было на протяжении последних десятилетий, а вести ее вперед – в буквальном смысле бороться за свои ценности. И тут Европа без Украины никак не обойдется.

Вопрос: Как Вы считаете, могут ли последние события в отношениях России и Турции привести к ухудшению украино-турецких отношений?

Ответ: Я разговаривал с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу, и к ухудшению украино-турецких отношений контакт с РФ однозначно не приведет. Но экономическое сотрудничество между Турцией и Россией во многих сферах будет восстановлено. И, по крайней мере, один проект, который сейчас обсуждается, противоречит интересам не только Украины, но и Европы. Это "Турецкий поток" (газопровод из России в европейскую часть Турции и далее на целевые рынки стран центральной и южной Европы – ИФ). Причем поставки газа в район Стамбула - это экономический вопрос для Турции. Но то, к чему стремится Россия - это обойти Украину и создать газовый хаб на территории Турции, который не будет подпадать под европейские правила.

В чем огромный плюс нашей газотранспортной системы? В том, что мы принимаем на себя по Соглашению об ассоциации европейские правила, обязательства в рамках энергетического сообщества. Ведь все те, кто работают с ГТС, должны быть уверены, что эти правила работают. А если газ будет поступать в хаб на территории Турции?

Сейчас в ЕС идет антимонопольное расследование против "Газпрома". Поэтому логика России – обойти Украину и вывести себя из-под действия любых правил. Кстати, случай с допуском российских атлетов на Олимпиаду – хоть и из другой сферы, но очень показательный. Конечно, очень жаль, что нет достаточной политической воли у руководства Международного олимпийского комитета, поскольку это нивелирует саму идею Олимпийских игр. Мне искренне жаль российских паралимпийских спортсменов, тех, кто своими спортивными успехами заслужил присутствия на Олимпиаде, но реагировать по-другому – невозможно, так как это дает возможность обходить систему и нарушать сам дух Олимпийский игр. И Россия это делает на всех направлениях.

Вопрос: Чувствуете ли Вы, когда общаетесь с международными партерами, что в мире существует усталость от Украины?

Ответ: Я не верю в усталость, поскольку есть четкое понимание того, что дестабилизация Россией Украины и всего региона приведет к глобальным последствиям. На сегодняшний день любые модели безопасности фактически не работают, начиная от ОБСЕ. И нам необходимо в любых новых моделях найти решения – каким образом тот, кто нарушает международное право, получит четкое и заслуженное наказание. Иначе рано или поздно вся система будет дестабилизирована. Не важно, действиями государственных или негосударственных актеров, или же их параллельными усилиями. И поэтому я вижу у лидеров цивилизованного мира достаточно политической воли строить реальность, в которой мы живем, на основе правил, а не договоренностей, как этого хочется России – на основе какой-либо реинкарнации Ялты. А с другой стороны, от Украины многого ожидают – окончательного превращения постсоветской Украины в европейскую на основе четкой логики действий и усилий, которые их подкрепляют. Все прекрасно понимают, что альтернатива построения единой демократической Украины – это фрагментация нашей страны по российскому сценарию, а возможно, и утрата государственности. Мы не можем допустить, чтобы эта банка с деньгами (стеклянная банка, заполненная пачками долларов, изъятая у судьи Днепровского районного суда Киева Николая Чауса – ИФ), которую недавно нашли, затмевала все реальные позитивные результаты реформ.

Вопрос: В 2014 году РНБО рекомендовало правительству ввести визовый режим с Россией. Насколько, на Ваш взгляд - это целесообразно и поддерживаете ли Вы это предложение?

Ответ: Этот вопрос имеет несколько аспектов. Во-первых, политический. Конечно, мы должны четко контролировать въезд с территории России в Украину. И мы это сделали – сейчас въезд осуществляется только по загранпаспортам и только через международные и межгосударственные пункты пропуска. Если мы введем визовый режим, позволит ли нам это более эффективно фильтровать агентов ФСБ и других российских спецслужб, которые будут работать с целью нашей дестабилизации? Однозначного ответа я тут не вижу.

Во-вторых, пропаганда. Россия сразу начнет использовать введение визового режима, раскручивая в медиа-пространстве случаи, где люди пожилого возраста или дети не могут увидеть своих родственников. Это будет спираль пропаганды, которая будет раскручиваться бесконечно.

В-третьих, логистика. Для того чтобы выдавать визы, а речь идет о миллионах людей, нужна инфраструктура. С точки зрения логистики это требует коренных изменений возможностей наших консульств. Например, по нашим предварительным подсчетам, нам нужно более 100 дополнительных должностей консульских сотрудников. Но это вполне реальная задача.

Поэтому сначала давайте определимся, что принесет введение визового режима в плане безопасности. Если ответ да, то будем действовать, если нет – найдем другие решения.

Меня часто спрашивают: зачем сохранять дипломатические отношения с Россией в условиях российской агрессии? Основной смысл этих дипломатических отношений, заключается в том, что мы можем помогать украинцам, которых на территории РФ более 4 млн.

Вопрос: Вы уже комментировали эту тему, но тем не менее, при каких условиях возможно назначение российского посла в Украине?

Ответ: Назначение российского посла в Украине должно быть частью позитивной динамики. Пока этот вопрос используется российской стороной для создания информационного ажиотажа. Думаю, сначала надо работать над тем, чтобы любому послу было над чем тут работать в позитиве.

Вопрос: Известна ли дата проведения саммита Украина-ЕС? На какие решения рассчитывает украинская сторона?

Ответ: На последнем мини-саммите в Брюсселе мы договорились, что определим дату после летней паузы. Вопрос не в дате, а в том, чтобы этот саммит был результативным, в частности в плане прогресса по безвизовому режиму, чтобы мы вместе могли и в дальнейшем работать над имплементацией Соглашения об ассоциации, включая ЗСТ.

Поскольку мы предоставили Европейской комиссии очень развернутые предложения, и не только по квотам, а, например, по использованию разных европейских финансовых возможностей для содействия экспорту. И сейчас два еврокомиссара Сесилия Мальстрем (европейский комиссар по торговле – ИФ) и Йоханнес Хан (европейский комиссар по вопросам европейской политики соседства – ИФ) фактически подготовили первый пакет предложений, а на осень мы бы хотели выйти уже на практические шаги.

Вопрос: Уточните, какие это предложения.

Ответ: Речь идет, например, об открытии европейских рынков для нас в опережающем формате, в том числе по услугам, использовании дополнительных финансовых инструментов для поддержки европейских инвестиций в Украину, продвижении украинских компаний на рынки госзакупок ЕС и многое другое. Мы сейчас не используем всех имеющихся возможностей. Приведу один простой пример – по инициативе МИД, сначала в Австрии, а потом в Германии были организованы встречи украинских производителей сельскохозяйственной продукции с сетями европейских супермаркетов. И оказалось, что есть реальная заинтересованность, не говоря уже о возможностях развития био-сельхозпроизводства.

Вопрос: Есть ли угроза отсрочки рассмотрения ЕС вопроса безвизового режима с Украиной? Когда Вы ожидаете соответствующее решение европейской стороны?

Ответ: В начале сентября будет рассмотрение доклада в Европейском парламенте, далее нам необходимо решение Европейского Совета. Все то, что мы должны были выполнить по безвизовому режиму – мы выполнили, но это не означает, что мы должны теперь сложить руки. Мы должны сделать все для того, чтобы реформы работали. Некоторые вещи, как например, электронное декларирование, должно быть запущено с 15 августа. Мы обещали это выполнить, и мы должны выполнить.

На сегодняшний день все страны согласились с тем, что мы критерии выполнили. Теперь нам нужно их исполнять, потому что безвизовый режим – это, прежде всего, доверие – между соответствующими институциями Украины и ЕС.

Вопрос: Какие обсуждаются пути завершения процесса ратификации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС в связи с нидерландским референдумом? Не заморозился ли этот процесс?

Ответ: На сегодняшний момент вопрос касается исключительно Нидерландов, это должно быть их внутреннее решение. Кстати, это очень показательная ситуация с точки зрения того, как работают демократические институты: сначала нидерландский парламент, который демократически и легитимно избран, ратифицирует это соглашение, потом результат референдума на основе явки более 30% показывает, что определенная часть, не понимая, о чем идет речь, голосует против.

Сейчас мяч полностью на поле наших нидерландских партнеров, они должны найти путь к решению этого вопроса. Я надеюсь, что внутренняя политика не будет влиять на это решение.

На мой взгляд, шагом вперед могла бы быть, например, декларация со стороны Нидерландов, которая была бы представлена вместе с ратификационным инструментом.

Многие политики понимают, что этот вопрос имеет прецедентное значение, сейчас это касается Соглашения об ассоциации между ЕС и Украиной, а потом это может быть любое другое соглашение. И в итоге ничего не будет ратифицироваться. Поэтому, я очень надеюсь, что в ближайшее время будет найдено решение.

Вопрос: Как происходит Ваше взаимодействие с вице-премьер-министром по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Иванной Климпуш-Цинцадзе?

Ответ: Это взаимодействие происходит постоянно, и оно очень позитивное. Я считаю, что у нас есть чёткая линия раздела – она занимается тем, что является евроинтеграцией, а это по сути не внешняя политика – это внутренние реформы. А мы занимаемся внешним измерением этих вопросов. То же самое, с некоторыми нюансами, верно и для НАТО.

Джерело:  |  Інтерфакс Автор: Клімкін Павло Анатолійович, Міністр закордонних справ України

Останні інтерв`ю

Інтерв'ю Міністра Павла Клімкіна BBC World, 24/11/16 | 24 листопада 2016, 21:30

Інтерв`ю | Джерело: BBC World | Автор: Клімкін Павло Анатолійович, Міністр закордонних справ України

"Situação atual é mais perigosa do que a guerra fria" | 19 вересня 2016, 20:14

Інтерв`ю | Джерело: Diário de Notícias | Автор: Клімкін Павло Анатолійович, Міністр закордонних справ України

„Echtes Vertrauen zu Putin ist nicht möglich“ | 12 вересня 2016, 21:26

Інтерв`ю | Джерело: Die Welt | Автор: Клімкін Павло Анатолійович, Міністр закордонних справ України

Інтерв'ю Павла Клімкіна "Эхо Москвы" | 30 серпня 2016, 18:45

Інтерв`ю | Джерело: Эхо Москвы | Автор: Клімкін Павло Анатолійович, Міністр закордонних справ України

Клімкін: Росія вважає, що час грає проти нас, але час грає проти Росії | 21 серпня 2016, 20:39

Інтерв`ю | Джерело: 5 канал | Автор: Клімкін Павло Анатолійович, Міністр закордонних справ України

Міністр

МЗС в соціальних мережах

> Всі акаунти в соцмережах